З погляду викладача




Казки всіх країн, єднайтеся!
21 січня 2011, 16:27   Автор: Марина Павленко

Слова французького письменника-льотчика Антуана де Сент-Екзюпері, автора «Маленького принца», про те, що всі ми родом «з дитинства, як із країни», відомі, напевне, кожному. Але в плані нашої розмови хотілось би трішечки уточнити: …з дитинства і — казки.

А втім, чи не є ці поняття синонімічними? Бо чи можливо дитинство без казки назвати справді дитинством? І чи можлива поза дитинством казка?
Жоден комп’ютер не замінить затишних сімейних вечорів, що на них гостює її величність Казка, щедро обдаровуючи кожного, зокрема й дорослих, ні з чим не зрівняними відчуттями — радості, мрії, домівки, зрештою — Батьківщини.

Хоч у чомусь казки — це ще й найперші няньки. Вистрибуючи з бабусиної скриньки барвистим клубочком, визираючи з дідусевої торбини хитруватим окрайцем «від зайчика», мружачись на тарілці товстобокими маминими пиріжками-колобками чи ховаючись із татусем у темних чагарях якоїсь місцини, казки непомітно оточують нас, навіюють нам найпростіші уявлення про добро і зло, наставляють на щось гарне, застерігають від негідного вчинку, оберігають від нещасть і небезпек...

Что может рассказать сказка
28 грудня 2010, 10:59   Автор: Надежда Александровна Пивнюк

Читайте сказки, размышляйте нaд ними, и они помогут вам найти дорогу к естественно добытой свободе, любви к себе, к животным, к земле, к детям...
К.П. Эстес

Сказка, как это ни парадоксально звучит, — трудный для понимания детей жанр. Хотя многим педагогам так не кажется: ведь до одиннадцати лет народная сказка — один из самых любимых детских жанров. Но сам факт чтения ещё не говорит о понимании содержания. На уроках литературы "понимание" сказки часто сводится к характеристике её персонажей и к довольно прямолинейной расшифровке её "намёков" ("Чему сказка учит?", "Какой урок преподносит?" и т.п.). Ничего плохого в такой работе нет, но поскольку в её основе лежит поверхностный подход к сказке, то и пользы от неё тоже мало. Вместе с тем нельзя утверждать, что детям нужна вся глубина сказки. Скорее она нужна педагогу, чтобы дозировать объём информации, содержащейся в сказке, и найти оптимальную форму её подачи детям. На примере сказок разных народов попробуем показать, какого рода информацию и в каком объёме они содержат.

«Русалочка» — сказка-песнь о любви
28 грудня 2010, 10:35   Автор: Надежда Александровна Пивнюк

 

Без «Русалочки» мир стал бы куда беднее и, кажется, человеческая душа стала бы беднее и суше.
 Юрий Нагибин

У каждого возраста — свой Андерсен. Для маленьких читателей (даже слушателей) — это «Дюймовочка», «Огниво», «Стойкий оловянный солдатик», «Оле-Лукойе». В девять-десять лет приходят «Свинопас», «Дикие лебеди», «Гадкий утёнок», «Новое платье короля», «Снежная королева». В двенадцать-тринадцать читают «Русалочку», «Калоши счастья», а потом идут «Тень», «Колокол», «История одной матери» и снова «Снежная королева» с «Русалочкой» и ещё десятки других бессмертных сказок великого Андерсена.

Очень  многие «Русалочку» хорошо знают хотя бы по мультфильму, но её "скрытый смысл", по словам Андерсена, "способен понять только взрослый человек". Всё-таки попробуем начать читать «Русалочку» — книгу на всю жизнь — уже с пятиклассниками.

О Корнее Чуковском - сказочнике и ученом
28 грудня 2010, 9:57   Автор: Надежда Александровна Пивнюк

Смысл его жизни заключается в поглощающей преданности литературе.
В.Каверин

Широкая аудитория читателей от мала до велика связывает имя Корнея Чуковского в основном с его детскими сказками. Никому и в голову не приходит, что автор «Мухи Цокотухи», «Мойдодыра» мог плодотворно работать и в других областях литературы. Это случилось потому, что сказки заслонили все остальное творчество писателя, и это, надо сказать, его обижало. «Я написал 12 книг, но никто на них никакого внимания. Но стоило мне однажды написать шутя «Крокодила», и я сделался знаменитым писателем. Боюсь, что «Крокодил» знает наизусть вся Россия. Боюсь, что на моем памятнике, когда я умру, будет начертано «Автор «Крокодила». А как старательно, с каким трудом писал я другие мои книги, например, «Некрасов как художник», «Жена поэта», «Уолт Уитмен», «Футуристы», «Уайльд». Сколько заботы о стиле, композиции и о многом другом, о чем обычно не заботятся критики! Каждая критическая статья для меня — произведение искусства, может быть, плохого, но искусства, и когда я писал, например, свою статью «Нат Пинкертон», мне казалось, что я пишу поэму, но кто помнит и знает такие статьи! Другое дело — «Крокодил», — читаем мы в одном из писем Чуковского.